Lendsen Strike
Лендсен Страйк

1. Сокращения и прозвища.
Ленд, Часовщик, Могильщик

4. Принадлежность.
Драмм по происхождению, блек по необходимости

2. Возраст.
44 года

5. Статус в обществе и род деятельности.
Часовых дел мастер, Ученый, Аристократ

3. Пол, ориентация.
Асексуален

6. Внешность.

http://s7.uploads.ru/t/gP4pF.png
Art by Craig J Spearing | “Traveler”

Рост: 197 см
Вес: 68 кг
Цвет волос: каштановые
Цвет глаз: голубые, бледные
Телосложение: астеник/эктоморф

Высокий и худой, как жердь, мужчина. Смуглый, но недостаточно, чтоб казаться плебеем: кожа золотистая, но загар не напоминает. Длинные руки заканчиваются так же длинными, ловкими пальцами. Пальцами пианиста, как принято говорить в обществе. Кожа рук огрубевшая, мозолистая, в ожогах и шрамах. Иногда на одном из пальцев может отсутствовать ноготь.

В связи с некоторыми, вышеперечисленными фактами предпочитает носить перчатки, появляясь на людях. Одет с иголочки, но не модно, а строго. Сшитая на заказ одежда сидит на нем так же идеально, как недавно упомянутые перчатки. Одевается в основном по моде Блекуолла, предпочитая темные, спокойные цвета сюртуков, жилетов и строгих брюк. Этого выбора придерживается независимо от своего местонахождения: во-первых, из-за убеждения, что подобная одежда лучше скрывает излишнюю худобу; во-вторых, из-за любви к простым и строгим покроям и не любви ко всему кричащему, вычурному и излишне броскому. Опрятность и некоторая элегантность всегда присущи этому человеку. Длинные – чуть ниже плеч – волосы всегда забраны в аккуратный хвост на затылке. Все пряди волос уложены в идеальном порядке, что неплохо сочетается с гладковыбритым лицом. У висков оставлены едва заметные баки.

Лицо мужчины – узкое, со впалыми щеками и резкими скулами. Лоб высокий, с нечеткими линиями морщин. Рот небольшой, губы полные.  На длинном, крупном носу с легкой горбинкой сидят изумительные, самодельные очки круглой формы. Сделанные на заказ прочные линзы, в дополнительно усиленной, позолоченной оправе, несут в себе изрядную толику магии. Над правой линзой находится откидная лупа. Такие бывают у часовщиков, но эта – с 20-ти кратным увеличением. Над левой линзой расположены несколько дополнительных сдвигающихся линз меньшего размера, каждая из которых со своим, особым свойством. И сквозь стекла этих очков мир изучают холодные, чуть раскосые голубые глаза.
Перемещается с достоинством, неторопливо, если обстановка не располагает к спешке. В толпе его всегда можно заметить по гордой осанке и высокому росту.

В большинстве случаев, во внутреннем кармане жилета имеет карманные часы на тонкой золотой цепи. Иногда носит с собой полую трость, со спрятанным лезвием, которое еще ни разу не пускал в ход.

7. Характер.
О некоторых людях говорят, что они квадратны, в том или ином смысле… Так вот если рассматривать характеры через призму геометрии, то этот человек скорее кубоподобен, чем квадратен. В его характере всего шесть основных граней, которые делают его самим собой. А кроме того, большинство его личностных качеств находят для себя выражение в единственном слове. И ко всему прочему рассуждать о характере по пунктам будет куда более рационально.

Зануда. Именно с большой буквы. Если в первые несколько секунд вашего знакомства с этим человеком он постарался занудить вас до смерти – значит вы ему чем-то не угодили. Или – не дай вам Боги – коснулись одной из тем, в которых он мнит себя лучше прочих! Науки, магии, истории, медицины... Мистер Всезнайка знает ответ на любой интересующий вас вопрос об окружающем мире. И при желании может потратить несколько суток мягко и вежливо убеждая вас в вашей собственной непроходимой тупости, пока вы не умрете или не согласитесь с ним. При это он не будет уставать отпускать ехидные комментарии по поводу малейших недостатков в логике оппонента и пытаться ускользнуть от ответных замечаний.

Мизантроп. Относится к тому типу высокомерных людей, которые причисляют большую часть человечества к никчемным, ничего не добившимся существам, которых и людьми-то назвать язык не поворачивается. Нетерпимый, нервный из-за малейших раздражителей во время своих изысканий – он преображается буквально на глазах находясь в обществе посторонних, создавая впечатление, будто ничто не может вывести его из себя. Причем посторонними для этого прожжённого человеконенавистника является практически каждый. В том числе и большая часть дражайших родственников. Невозмутимый и хладнокровный, этот мужчина под час кажется окружающим его людям самим воплощением спокойствия. В причинах этого кроются не столько личные качества, сколько воспитание и жизненный опыт, дающие ему с полным правом считать, что контроль над собой – это признак не только хорошего тона, но и ума. Но может быть оно только и к лучшему, что свое нелицеприятное отношение к окружающим он демонстрирует только невозмутимой миной?

Аристократ. В каждом повороте головы, движении рук заметен ненавязчивый налет элегантности, простого изящества. Великосветские манеры впитались словно с молоком матери, вступая в действие на не подсознательном уровне. На публике предельно вежлив, аккуратен в действиях. Соблюдение этикета является не необходимостью, а таким же простым явлением, как степенный шаг на прогулке. И даже если побегут все окружающие, он будет так же размеренно шагать, не поддаваясь постыдному стадному чувству. В этом его качестве есть определенная доля благородства. Пожалуй, это единственная капля благородства в этом человеке. Но она есть.

Аккуратист. Сама опрятность. Предпочитает придерживаться принципов здоровья и чистоты, хотя бы в плане физическом. Эта его черта пока еще не дошла до крайней своей отметки, но нарушение привычного распорядка дня, расположения предметов в комнате его весьма нервируют. В общем, весьма любит во всем порядок.

Гений. Это тоже одно слово, которое отлично его характеризует. Гордое слово, перенасыщенное пафосом… но верное: если речь, идет о человеке, чьи интеллектуальные способности выходят далеко за рамки обычных, то этого человека принято считать гением. Несмотря на магический талант – больше теоретик, чем практик. Не стоит, однако, полагать, что вместе с этим к магии он относится поверхностно. Его не слишком выдающиеся магические способности сполна компенсируются отточенностью и полнотой умений, поистине академическим багажом знаний и выдающимся интеллектом. Знания его обширны и простираются на многие сферы… но в основном это наука, магия и алхимия.

Ученый. Не с большой буквы. Потому что настоящего ученого не волнует с какой буквы пишут название его профессии. Человек посвятивший всю свою жизнь борьбе с окружающим миром, вытягивая из него все новые и новые ниточки знаний, бережно сохраняющих их и иногда передающий другим. А иногда развивающий, ищущий другие, схожие нити в теле мироздания, пытаясь распутать загадочный клубок проистекающих во вселенной многочисленных процессов жизни и смерти. Особенно Смерти! Его, как и всякого уважающего себя ученого, вопросы жизни, смерти и всего что связано с этими двумя явлениями – волнуют более всего. Именно в погоне за ответами на свои изыскания он и стал тем, кем является сейчас. Хладнокровным ученым, который готов пожертвовать практически всем ради науки. В том числе – самим собой. Но это в последнюю очередь, разумеется.

Теперь, закончив с основными штрихами портрета, можно перейти к деталям.

Слегка увлекается искусством. Лишь слегка. Умеет ценить его и то, какой уют может создать пара лишних картин на стене. Вряд ли откажет себе в удовольствии сходить в оперу. Или насладиться игрой музыкантов-виртуозов. Но в основном способен восхищаться лишь авторами прошлых столетий, считая, что современное искусство ни на что не годиться.
Неплохо готовит. В большинстве случаев у него нет времени на сотворение гастрономических изысков, но поскольку кулинария – это та же алхимия только на кухне, то можно смело рассуждать о том, что за неимением в доме подходящего слуги он не умрет с голоду.

Владеет навыками черчения. Разбирается в механике. Наследственное увлечение.

Обладает медицинским образованием и может оказывать медицинскую помощь. Стремиться развиваться в этом направлении.

Имеет несколько своеобразных привычек. Например, периодически поправляет сползающие очки. Или, например, когда сильно раздражается, сжимает губы в тонкую нить, каменея лицом. Постоянно носит с собой маленькую книжицу, блокнот и механическую ручку для письма: в первую записывает важные дела, во вторую – важные мысли.

8. БИО.

Излишне длинная предыстория

Как и всякая хорошая история – эта начнется не с самого Страйка, а с людей, которые оказали значительное влияние на его характер: его родителей.

Юзоф Валади – отпрыск одной из первых семей Драммена –всегда был нагловатым и своевольным молодым человеком. Ничего удивительного, что однажды, он додумался принять участие в пари изменившем всю его жизнь! Пари заключалось в том, чтоб доехать на поезде до Блекуолла и дать в морду господину Синклеру, чья фабрика производит ваншипы. В том числе и тот ваншип на котором проиграл дружескую гонку сам Юзоф. Пьяный молодой человек, не раздумывая, в тот же день отправился в Блекуолл, успев десять раз остыть в поезде. И даже выдрать пару клоков из своих рыжих волос. А затем снова раззадорить себя самого и в порыве горячности отправиться в поместье господина Синклера "с визитом". Но, к счастью, скандала так и не случилось. Ведь именно в холле огромного поместья Синклеров Юзоф встретил ее. Существо богоподобной красоты, с самой тонкой талией и самыми голубыми глазами, которые когда-либо могли существовать на этой грешной земле… Катарину Синклер.

Вряд ли это была любовь с первого взгляда. Что ж… по крайней мере не со стороны Катарины. И Юзофу пришлось провести достаточно времени, пытаясь соблазнить юную вертихвостку, которая крутила им, как хотела. Те несколько месяцев проведенные вместе они вспоминают до сих пор, как самые чудесные в их жизни. Ведь дальше на их долю выпадали сплошные приключения. Старик Синклер не собирался выдавать свою любимую внучку за драмма. А сам драмм забыл сказать своей возлюбленной, что уже помолвлен на своей родине… и скоро женится. И вот, чтоб преодолеть как эти трудности, так и многие другие, им пришлось решиться на очень рискованные приключения. Побыть контрабандистами, украсть бриллиант, сходить в экспедицию, тайно пробираться на балы… Об их истории любви можно было бы написать целый роман. И сейчас они безбедно доживают старость уже давно балуя внуков и с удовольствием рассматривая немногие фотоснимки. Несмотря на то, что их старший сын погиб в одной из экспедиций, сорвавшись с утеса, младший сын, как и средний, по-прежнему живы. Младший преподает в Магической Академии. Дочь, родившаяся без магического дара, так же стала преподавателем, правда в Гуманитарной Академии. Преподает астрономию юным талантам. А что еще нужно старому человеку для счастья, как не благополучие родных?

Но, как говорится, в семье не без урода. Из трех сыновей Юзофа и Катарины средний отличался не только внешне, но и характером как от братьев, так и от родителей. Родился Лендсен Валади ребенком вполне нормальным. Но с возрастом – вытягивался все сильнее, становился долговязым. За глаза получил от прислуги обидное прозвище "Каланча". Удивительно, ведь мать такая красавица, а сын вроде бы и походит на нее во всем: и цветом глаз, и кожи, и волос… А все же было в его облике, в отличии от нее, нечто людей отталкивающее. Словно натура так и рвалась наружу, норовя отобразиться и на внешности тоже. Что и говорить, у среднего сына Валади характер с самого детства был нелюдимым и зловредным. Мог и повару высыпать две пяди соли в котел. И горничной вылить в ведро пузырек с тушью. А то и стащить у экономки все ключи, привязав их к хвосту дворового пса. И все не ради шалости, а исключительно по злопамятности.

Но не все было так плохо. Вместе с дурным характером было в нем много и любознательности, тяги к знаниям. Больше, чем в ком-либо еще. Вникал во все: не задавал глупых вопросов, как все дети, а молча осматривал, готовился спрашивать осмысленно. Играл в шахматы с отцом, проигрывал, но с каждым разом все меньше. Очень рано научился читать и вскоре единолично завладел наследственной библиотекой: листая тяжелые книги – понимал не все, и тем яростнее хотел научиться. К пяти годам говорил внятно и четко, как взрослый, жадно поглощал все больше знаний. Разбирал хитроумные приборы, привезенные матерью с родины, долго возился, пытаясь собрать обратно. Однажды принес в дом мертвую кошку. Черт знает, где только взял. Неумело тянул шкуру, потрошил. Без омерзения рассматривал, как пожирают изнутри белые черви, как устроены внутри органы. Понимал, чем отличается живое от механизированных приборов. Под конец - грубо зашил толстыми нитками и… оживил. Вся прислуга навсегда запомнила тот день, когда по вычищенному до блеска паркету ковыляло, страшно завывая, изуродованное создание с облезлой шерстью и вытекшими глазами. А хозяйский изверг только радовался: подпрыгивал, хлопая в ладоши и смеясь новому чуду.

Дело это наделало много шуму. Куда надо доложили – было кому. Явились гости из тайной полиции. Перетрясли весь дом, пытаясь найти улики по занятию некромантией, ведьмовству. Обшарили сад. Залезли даже в пруд. Отец семейства едва отвоевал свое чадо у строгих служителей общественного порядка: объяснял снова и снова про глупого ребенка, чей магический дар едва проявился. А самого Ленда до смерти напугали грубые люди в форме. Толкали, раздавали тычки отцу и старшему брату, грубо орали над головой на мать, угрожающе шипели в лицо, брызгая слюной – запугивали, чтоб быстрее сознались. Наконец уволокли отца и брата в штаб. Затем туда же потащили мать, что даже магическим даром не обладала. Так и погрязла бы семья под пудовой плитой скандала, если бы не вмешались главы обеих семей. Пошли в ход и богатство и связи, лишь бы замять неприятный инцидент.

Зато с той поры юный маг понял, что есть вещи, о которых никогда и никто не должен знать. И что большинство людей слишком примитивны, чтоб понимать, смотреть в глубь вещей. И вот его как подменили. Общительнее он конечно же не стал, но впредь был ниже травы и тише воды. Быстро научился лицедейству и хитрости. Осознал, что важнее не дела и поступки, а то, как их преподносят. И вместе с тем, что было интересно самому – освоил этикет, культуру соседней страны, историю, читал труды дипломатов мира, развивал владение речью. А вот фехтованию и верховой езде так и не научился: лошадей боялся, а глупое размахивание эстоком оставлял для младшего братца – любителя подраться. Тем более, что в погоне за знаниями начал терять зрение.

Слишком рано начал общее образование, даже при своем росте был самым хилым и мелким среди остальных учеников. Однако экспромтом закончил начальное обучение. Потом среднее. Когда дошла очередь до старшей школы – уже никто не удивлялся, что зазнайка очкарик ходит, задравши нос, хотя младше всех на своем курсе.  Сверстники, мня себя настоящими мужчинами, вызывали на поединки. Когда поняли, что для мальчишки слово "трус" – пустой звук, побили уже просто так. Долго потом, под насмешки окружающих, ходил с заслуженным фингалом под глазом. Было стыдно: мстил уже потом, но обида оставалась. Отдушину находил в библиотеках, в рабочем кабинете отца, где долго что-то чертил, иногда вместе с сестрой и матерью, а также в магии. Вот уж где было развернуться. Едва дождался своих десяти, чтоб поступить в Магическую Академию. И пока другие пыжились, пытаясь нарастить крупицы магической мощи, Ленд оттачивал каждый навык, каждое умение до такой степени, что и без сильного дара прослыл талантливым учеником. Он был учтив и мягок в обращении, спокойно реагировал на насмешки, а учителя не могли нарадоваться на его усидчивость и тягу к познанию. Магии учился долго. Изнурительно. Восемь долгих лет, пока не освоил все, что смог впитать и запомнить. Пожадничал, пытаясь охватить все и подорвал здоровье. Парадоксально: изучая магию исцеления – не суметь вылечить себя, ведь любая магия требует не только желания, но и сил. Но – как и во всей жизни Ленда, что до, что после – в этой части не обошлось без небольшого чуда. В Магической Академии он встретил свою первую и единственную любимую женщину.

Ева Верманд, как и сам Страйк, была аристократичного происхождения и младше всех прочих на курсе. Но в отличии от него обладала куда более ярким магическим даром и куда более простоватым, нежным характером. А кроме прочего – отличалась от него и внешне. Лендсен был худ и строг, большие круглые стекла очков делали его похожим на изможденную сову. А Ева была дородной, со светлыми волосами и открытым, чистым лицом с которого никогда не сходила добросердечная улыбка. И если говорить проще, то друг другу они никак не подходили. Но противоположности, как известно, притягиваются. Несмотря на всю внешнюю простоту, в Еве был тот внутренний стержень, который сделал когда-то всех Вермандов известными и уважаемыми в Драммене. Девушка так насела на бедного зануду-ботаника – едва ли не в буквальном смысле – что для него остался только один единственный путь – под свадебную арку, к священнику.

Надо заметить, что этот брак, как говорят в народе, был заключен на небесах. Оба семейства остались в выигрыше, новобрачные были безумны счастливы, а сам брак прочно зиждился на гармонии семейного очага и сильном характере Евы. Именно она, как муза, воспетая многими поэтами, толкала Ленда на новые и новые свершения. Поддерживала каждое его начинание, будь то обучение основам механики или освоение химии и алхимии. С ней он начал ценить искусство. И научился отдыхать душой: понял, что умеет быть заботливым, умеет улыбаться. Казалось бы, вот она – та половинка души, которую с юности ищет каждый человек. Но не бывает в жизни, счастья без горя. Едва Ленду исполнилось двадцать пять, как умер его старший брат. Вместе с этим горем, на него свалилась пудовая ноша ответственности – ведь после смерти отца, он должен занять место главы семьи. И все это тогда, когда он только начал творить свои первые изобретения…

Поистине, когда Боги обделяют одного человека одним качеством – они сразу же вменяют ему другое. И может быть Ленд и был обделен некой степенью человечности, а также изрядной долей магического таланта, но при этом он был чертовски талантлив во всем, что касалось алхимии и артефактов. Даже простейшие его поделки имели огромный успех у любителей магических безделушек. А артефакты посерьезнее запрашивали армия и даже полиция…

Свои карманные часы Ленд смастерил сам. Подобно знаменитым часам знаменитого Алистра Фарренберга они являются одновременно и магией, и наукой: вращающийся циферблат может служить как компасом, так и обычными часами, а также – освещать путь, подобно фонарю. Их заговоренные стрелки отсчитывают не только секунды, минуты и часы, но также сутки и недели. Гравировка окаймляющая циферблат под стеклом – может меняться, складываясь в причудливые фразы и символы, как если бы часы разговаривали со своим владельцем или могли подсказать ему что-то в трудную минуту. Но, как и всякий чудесный предмет, эти часы отзываются только тему, кому захотят сами, как будто имеют душу, схожую с человеческой.
Печально, но факт: за большим успехом всегда следуют большие беды. И в большинстве своем они заканчиваются тем, что человек теряет самое дорогое, что у него есть. Так Ленд потерял жену.

В тот вечер Еве пришлось одной идти в оперный театр. Поступил срочный заказ, а женщина – зная, как муж любит свою работу – пошла в театр одна, даже не посетовав на вынужденное одиночество. Домой она не вернулась. Почти через неделю ее тело наконец нашли. Ленд не считал сколько своих и семейных денег он потратил на то, чтоб отыскать жену. Но когда пришлось идти на опознание – ноги его внезапно подкосились, а сам он провалился в забытье, едва увидев труп. Похоронами занималась семья, в частности женщины обоих семейств. Но по-человечески похоронить жену Ленд не дал: забальзамированное с помощью медицины и магии, ее тело лежит в семейном склепе Валади, в Драммене. А сам Лендсен занялся охотой на убийцу жены. Вернее сказать, не он сам, а те детективы, которых он нанимал одного за другим, пытаясь узнать хоть на пядь больше, чем прежде. Многого, конечно же, он не узнал. Покушение планировалось не столько на жену, сколько на мужа, которые должны были в тот вечер оба идти в театр. Убив Еву, преследователи не успокоились, ведь их истинная цель еще была жива. Но Ленд готов был и сам искать с ними встречи. Он был в ярости и стремился уничтожить любого, кто оказался бы причастен. Однако перевес сил был не на его стороне. Если бы не помощь младшего брата, пары магов из Академии и двух наемников – Ленд почил бы так же, как и его жена. К несчастью, в пылу последней схватки его брат добил последнего из убийц, опустив тем самым все концы в воду. Отчаянье стало беспросветным, а некогда даровитый человек начал скатываться на дно. Не интересовали его более ни книги, ни новые открытия… Ленд просыпался в борделях со спущенными штанами, дико гудящей головой и часто без гроша в кармане. Не это ли самое дно? И как бы это странно не звучало, но вытащил его с этого дна человек с самого верха.

Проснувшись как-то утром в проулке рядом с одним из борделей, Лендсен внезапно обнаружил что его куда-то тащат. Вернее, не куда-то, а в карету. Оказавшись на дорогом кожаном сидении, мужчина не сразу осознал кто сидит на против. Пришлось протереть глаза, чтоб убедиться, что это не сон. Напротив, сидел Николас Форранберг. Беседа была долгой и содержательной, хоть после бурной ночи выветрились далеко не все алкогольные пары. Несмотря на то, что напротив Ленда сидел человек с именитой фамилией и безмерно богатый, общался он на удивление просто и спокойно. И напоминал одного недавно умершего человека. Быть может именно поэтому его слова так запали в душу. Но после этой судьбоносной беседы, что-то неуловимо начало меняться…

Понемногу, Лендсен начал оживать. Хотя кто-то сказал бы, что он скорее умер, чем ожил, учитывая, что характер у него стал еще невыносимее, чем до свадьбы, а методы – еще более хладнокровными и аморальными. Но суть такова, что он снова начал становиться тем, кем являлся всегда – человеком, стремившимся к просвещению. Только теперь у него была цель. И цель эта была по меркам многих не только глупой и недостижимой, но и кощунственной. Лендсен Валади хотел воскресить свою жену. Не поднять ее бездумным зомби или механизмом – он хотел подарить ей отнятую жизнь. И готов был бросить на это все силы. И первое, что он сделал для этого – отрекся от права наследования в пользу младшего брата. А сам, взяв себе новую фамилию, сел на Аргентум, как когда-то садился его отец.

Перемещение с одного материка на другой было связанно с неизбежными трудностями. Где жить? Как исполнять задуманное? С чего начать? Нужно было действовать очень осторожно, начинать с небольших целей. А немалое состояние, которое он привез из Драмма, отлично помогало в этом. Его способность к интригам и лицедейству тоже сослужили ему неплохую службу. Вскоре он приобрел большой дом в квартале Валадилейн, прикинувшись одним из блеков – лишь перебравшимся из одного района в другой– и открыл респектабельную часовую лавку, пусть и не слишком успешную. Еще один дом, далеко не такой большой, он тайно приобрел в магическом квартале. Два года Страйк потратил на то, чтоб обустроить свое тайное убежище, не привлекая лишнего внимания. Глубоко в темных катакомбах под Блекуоллом располагается старая станция метро. Ее своды укреплены, а все лишние входы и выходы завалены, чтоб перекрыть дорогу, как местному криминалу, так и тому, что водится еще глубже под туннелями. Чтоб попасть наверх, в магический квартал – нужно использовать механический подъемник, а чтоб вернуться в канализацию квартала Валадилейн – тележку с ручным управлением. И даже если кому-то и удастся не заплутать в сети темных туннелей, добравшись до тайного входа в лабораторию, то попасть без чудесных часов Лендсена Страйка он внутрь не сможет.

Ныне Лендсен Страйк живет в Блекуолле. Надев личину Часовщика, он тайно живет другой жизнью в магическом квартале под именем Могильщика: такое прозвище дали ему преступники, поставляющие мертвых для его экспериментов. И если в тихом магазинчике первого слышен только мерный стрекот часовых механизмов, то в подземной лаборатории второго раздается только треск электрических катушек, взрывы и ужасный грохот тяжелых механических колес. Там он тайно изучил медицину. Но его "пациентами" часто становятся ущербные бедняки или бандиты, которых он время от времени зашивает за деньги, хотя не все из них доживают до окончания медицинского эксперимента. В своем тайном логове он бесконечно экспериментирует, создавая ужасных монстров, в попытке отыскать секрет вечной жизни. И иногда некоторые из его ужасных созданий сбегают в катакомбы, где проходит секретный путь из квартала Валадилейн в подземную лабораторию магического квартала.

Не только Часовщиком и Могильщиком является Страйк. Он все еще маг. И ученый, пусть и слегка безумный. Сотворенные им вещи по-прежнему представляют собой небывалое сочетании магии и науки. А эликсиры, зелья и мази – почти светятся от наполняющих их свойств. Каждый день он проводит эксперименты не только с мертвой человеческой плотью, но и с живой, пытаясь лечить, а иногда и воссоздавать жизнь. Разработанные им механические руки и ноги, которые он все еще совершенствует, могли бы использоваться как протезы. И наверняка пользовались бы большим успехом, реши он сделать на них имя. Возможно даже, что он мог бы совершать прорывы во многих научных сферах, но его куда больше увлекает склеп с мертвой женой, оставшийся в Драммене, чем потенциальные открытия. И только Боги знают, изменится ли это когда-нибудь…

9. Имущество.
Недвижимость: Особняк в Драммене, большой дом в Блекуолле, квартале Валадилейн, а также дом в магическом квартале. Подземная лаборатория.
Артефакты: Очки. Карманные часы.
Домашние животные: Рыжая кошка Лейк.
Денежное состояние: Значительные сбережения, пополняющиеся за счет криминала, незаконной продажи артефактов и законной продажи часов.

10. Цели персонажа.
Воскресить жену пройдя несколько вспомогательных этапов:
Осуществить оживление мертвой плоти с помощью облучения, магии и электричества.
Создать механические заменители конечностей и органов, которые потребуются в процессе.
Не умереть и не быть убитым во время прохождения этапов.

11. Связь с Вами.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

12. Частота появления на форуме.
Около раза в неделю, может быть чаще

Отредактировано Lendsen Strike (2016-01-08 23:54:12)